На главную страницу На главную страницу
купить ipad 2 с доставкой недорого.
освещение книжного магазина

Глава X

К ФИНСКОЙ ГРАНИЦЕ

1. Антибольшевизм на Бродвее

Осенью 1924 г. на пристани собралась делегация русских белогвардейцев, чтобы приветствовать прибывших в Америку на пароходе "Новый Амстердам" капитана Сиднея Рейли с супругой. Здесь были и цветы, и шампанское, и пылкие речи в честь "героя антибольшевистского крестового похода".

Рейли очень скоро почувствовал себя в Соединенных Штатах как дома. Там в это время широко обсуждался вопрос об американском займе Советской России. Большое число видных американских дельцов стояло за заем, а советское правительство, стремясь завязать дружеские отношения с Америкой и остро нуждаясь в капиталах и техническом оборудовании для восстановления своего разрушенного хозяйства, готово было ради их получения пойти на некоторые уступки.

"Перспективы получения займа были вполне благоприятны для Советов, - вспоминала позднее миссис Рейли, - однако Сидней решил, что этому не бывать". Значительная часть его работы в Америке была направлена на то, чтобы воспрепятствовать этому займу.

Рейли немедленно окунулся в борьбу против предполагаемого займа. Он открыл на нижнем Бродвее частную контору, которая вскоре сделалась штаб-квартирой антисоветских и белогвардейских заговорщиков в Соединенных Штатах. Вскоре огромное количество антисоветской пропаганды стало поступать из его конторы и рассылаться по Соединенным Штатам в адреса влиятельных издателей, фельетонистов, педагогов, политических и финансовых деятелей.

Рейли предпринял турне по всей стране, выступая с публичными докладами об "опасности большевизма, грозящего цивилизации и мировой торговле". Он провел ряд "конфиденциальных бесед" с избранными слушателями из числа дельцов с Уолл-стрит и с богатыми промышленниками во многих городах Америки.

"Как в публичных выступлениях, так и в газетных статьях, - писала миссис Рейли, - Сидней боролся против займа большевикам, и само собой разумеется, что с помощью одного разоблачения за другим, одной сенсации за другой он одержал полную победу, и советское правительство так и не получило займа"1.

Но главная антисоветская деятельность Рейли в Соединенных Штатах заключалась отнюдь не в саботировании займа. Основным его делом было создание на американской почве филиала "Международной антибольшевистской лиги", которая оказывала бы эффективную помощь различным антисоветским организациям, насаждаемым им как в Европе, так и в самой России. Филиалы этой лиги функционировали уже в Берлине, Лондоне, Париже и Риме, равно как и в прибалтийских и балканских государствах, составлявших "санитарный кордон". На Дальнем Востоке филиал лиги, финансируемый Японией, был учрежден в Харбине, под руководством известного бандита, казачьего атамана Семенова. В Соединенных Штатах не было ни одной оформленной организации этого рода. А между тем для ее создания здесь имелся богатый материал...

Русские белогвардейцы, приятели Рейли, сразу же помогли ему завязать связи с наиболее влиятельными и богатыми из числа их знакомых американцев, которые охотно согласились субсидировать его антисоветское предприятие.

Что касается денег, то настоящий рынок для такого рода сделок - здесь и только здесь, - писал Рейли в конфиденциальном письме к одному из своих европейских агентов. - Однако, чтобы добыть эти деньги, нужно приехать сюда с вполне определенным и солидным проектом и предъявить вполне реальные доказательства того, что группа меньшинства будет в скором времени в состоянии предпринять и осуществить реорганизацию дела.

"Группа меньшинства", о которой Рейли сообщал на своем условном языке, - это антисоветское движение в России. "Реорганизация дела" обозначала свержение советского правительства. Рейли добавлял:

С подобными данными было бы возможно прежде всего войти и контакт с крупнейшим автомобильным промышленником, заинтересовать его получением привилегий, представив ему гарантии, не только словесные, что эти привилегии войдут в силу. Как только его удастся привлечь, денежный вопрос можно считать решенным.

Согласно воспоминаниям миссис Рейли, ее муж подразумевал Генри Форда.

2. Агент "Б I"

Во главе антисоветского белоэмигрантского движения в Соединенных Штатах стоял бывший офицер царской армии, лейтенант Борис Бразуль, экс-агент охранки, служивший когда-то следователем при Петербургском суде. Он приехал в Соединенные Штаты в 1916 г. представителем России на совещание союзных держав в Нью-Йорке, а затем остался в Америке в роли особого агента царского правительства.

Невысокий, бледный, неврастеничный, хмурый человек, с покатым лбом, крупным носом и темными впалыми глазами, Бразуль был известен как ярый и неутомимый антисемитский пропагандист. В 1913 г. он играл видную роль в известном деле Бейлиса, обвинявшегося в ритуальном убийстве2.

После революции Бразуль создал в Соединенных Штатах первую организацию белоэмигрантских заговорщиков. Она называлась "Союз царских офицеров армии и флота" и состояла главным образом из эмигрировавших в Америку черносотенцев. В 1918 г. группа Бразуля находилась в тесном контакте с государственным департаментом и поставляла ему свои фальшивки и ложную информацию, в результате чего государственный департамент и попался на удочку, уверовав в подлинность фальсифицированных "документов Сиссона"3. Претендуя на роль специалиста по русским делам, Бразуль постарался получить место в разведывательной службе Соединенных Штатов. Став американским агентом "Б I", Бразуль прежде всего поручил Наталье де Богори, дочери бывшего царского генерала, перевести на английский язык "Протоколы сионских мудрецов", гнусную антисемитскую фальшивку, с помощью которой тайная полиция в императорской России провоцировала еврейские погромы и которую белоэмигрант Альфред Розенберг деятельно распространял в Мюнхене. Бразуль передал "Протоколы" в дела разведывательной службы США как подлинный документ, служащий объяснением русской революции.

Чтобы добиться поддержки для белоэмигрантского движения и убедить американцев в том, что большевистская революция является частью "международного еврейского заговора", Бразуль начал распространять "Сионские протоколы" по всей Америке. К черносотенным небылицам он присовокупил свои собственные антисемитские писания. В начале 1921 г. в Бостоне была напечатана книга Бразуля "Мир на перепутье". Автор утверждал, что русскую революцию инспирировали, финансировали и осуществляли евреи. "Свержение царя и последующие международные события были, - писал Бразуль, - частью пагубного движения, в котором евреи всего мира и господин Вильсон действовали заодно".

1 июля 1921 г. Бразуль имел уже основание похвастаться перед другим белым эмигрантом в Соединенных Штатах генерал-майором графом В.Череп-Спиридовичем, которому он писал:

В течение прошлого гола я написал три книги, причинившие евреям больше вреда, чем десять погромов.

Череп-Спиридович был не менее рьяным антисемитским пропагандистом, получавшим субсидию от известного американского промышленного деятеля. Имя этого деятеля было Генри Форд.

Борис Бразуль тоже состоял в тесном контакте с агентами "Форд мотор компани", и автомобильному королю были преподнесены экземпляры "Протоколов"...4

3. Черная сотня в Детройте

Странный и зловещий союз был заключен в Соединенных Штатах между закоснелыми ретроградами - русскими белоэмигрантами - и знаменитым американским промышленником, который ввел "самые современные в мире" методы производства...

Конец войны принес Форду много огорчений и разочарований. Донкихотская идея "Корабля мира", снаряженного Фордом в Европу во время войны, потерпела полное фиаско, и сам автомобильный король стал мишенью для насмешек. К тому же он был глубоко оскорблен тем, что ему стоило больших трудов получить от Уолл-стрит заем для предполагаемого расширения своего производства. Человек мало образованный, при всей своей технической одаренности, Форд с готовностью внимал утверждениям белогвардейцев, будто бы во всех его злоключениях повинны одни евреи. В доказательство они представили ему "Протоколы сионских мудрецов". Ознакомившись с "Протоколами", Форд вынес убеждение, что в них заключена разгадка всех его неприятностей. Он решил дать всенародную огласку этим антисемитским измышлениям, перепечатав их в своей газете "Дирборн индепендент".

В результате всего этого русские аристократы-антисемиты, белогвардейские террористы, черносотенные погромщики и бывшие агенты царской тайной полиции, эмигрировавшие после революции в Соединенные Штаты, получили доступ на заводы Форда в Детройте. Они убедили Генри Форда в том, что даже правительству Соединенных Штатов грозит опасность революционного "еврейского заговора" и что либеральные американские деятели и группировки - на самом деле "еврейские приспешники". Под умелым руководством этой шайки и при материальной и моральной поддержке фордовских капиталов и влияния была создана гигантская, сложная тайная организация, которая обязана была следить за либерально настроенными американцами, содействовать реакционным и антисоветским проектам, собирать антисемитские бредни и всячески пропагандировать травлю евреев в США.

Штаб-квартирой этой организации была "Форд мотор компани". Каждый член ее имел свой особый шифрованный номер. Фордовский личный секретарь Е.Г.Либольд значился под номером "121Х". У. Дж. Камерон, редактор газеты "Дирборн индепендент", - под номером "122Х". Наталья де Богори, которая в качестве помощницы Бориса Бразуля перевела на английский язык "Протоколы", значилась под номером "29Н".

Фордовская организация проникала во все области американской жизни. Ее агенты орудовали в ведущих газетах, в прославленных университетах, в крупных акционерных обществах и даже в правительственных учреждениях Соединенных Штатов. Д-р Харрис Хоутон, бывший агент военной разведки США, возглавлял так называемую фордовскую сыскную службу, специальную секцию конспиративной организации. Шифрованный номер д-ра Хоутона был "103А". Главной функцией сыскной службы было собирать секретные сведения о видных американских либералах для целей антисоветской и антисемитской пропаганды. Среди таких объектов наблюдения, занесенных сыскной службой в черный список, были Вудро Вильсон, полковник Рэймонд Робинc, преподобный Джон Хейнс Холмс, Эллен Келлер, судьи Юз и Брэндейс. Согласно тайным донесениям сыскной службы эти лица и многие другие, им подобные, участвовали в "еврейском заговоре" в целях свержения американского правительства.

Открытия сыскной службы публиковались в фордовской "Дирборн индепендент", которая кроме того из номера в номер печатала "Протоколы сионских мудрецов". Приводим характерную заметку о Вудро Вильсоне:

Мистер Вильсон, будучи президентом, находился в тесном контакте с евреями. Его управление, как всем известно, было в основном еврейским. Как пресвитерианский старейшина, мистер Вильсон во время своих публичных выступлений иногда, по ошибке, высказывался в христианском духе, и тогда его резко одергивали его еврейские цензоры.

Рассказ о Вильяме Говарде Тафте кончался следующим абзацем:

Вот рассказ о том, как Вильям Говард Тафт старался противостоять евреям, и о том, как они сломили его. Это, пожалуй, не мешает знать, принимая во внимание, что он превращен в одного из тех, кем евреи пользуются как прикрытием.

Специальные агенты фордовской организации посылались за границу и ездили за тысячи миль, чтобы собрать новые лживые измышления и поклепы на евреев. Один из таких агентов, русский белогвардеец, по фамилии Родионов, отправился в Японию специально за тем, чтобы добыть в тамошней колонии русских белоэмигрантов материалы для антисемитской пропаганды. Перед тем лак покинуть Соединенные Штаты, Родионов телеграфировал Чарльзу В.Смиту, одному из главарей фордовской организации:

Мои условия таковы; в течение полугода я снабжаю вас соответствующими материалами. Вы высылаете мне ежемесячно тысячу пятьсот американских долларов на банк в Иокогаме. Оплачиваете доставленный ранее материал.

Родионов.

Описывая ситуацию, создавшуюся в "Форд мотор компани", Норман Хепгуд, видный американский журналист, позднее посланник в Дании, писал:

В тех кругах, где работали фордовские сыщики, постоянно шли толки о погромах в самой Америке. Поистине, у Форда создавалась такая обстановка, какая была в России в дни черносотенцев. Политически это означало, что история повторяется. И так как Бразуль был в Соединенных Штатах главой эмигрантов, стремившихся восстановить на престоле Романовых, то, следовательно, фордовская травля, по логике событий, смыкалась с крестовыми походами далеких времен, когда европейские деспоты ради своих целей разжигали темные религиозные страсти невежественных масс.

Подобно Генри Детердингу в Англии и Фрицу Тиссену в Германии американский автомобильный король Генри Форд солидаризировался с мировым антибольшевизмом и со стремительно растущим фашизмом. Согласно сообщению "Нью-Йорк таймс" от 8 февраля 1923 г. вице-президент баварского ландтага Ауэр открыто заявил:

Баварский ландтаг уже давно был осведомлен о том, что гитлеровское движение частично финансировалось главарем американских антисемитов Генри Фордом. Мистер Форд заинтересовался баварским антиеврейским движением год назад, когда один из фордовских агентов встретился с Дитрихом Эйхартом, известным пангерманистом. Агент вернулся в Америку, и немедленно же деньги г-на Форда стали притекать в Мюнхен.

Герр Гитлер открыто хвастает поддержкой мистера Форда и превозносит его не как выдающуюся личность, а как выдающегося антисемита.

В тесной невзрачной конторе на Корнелиус-штрассе в Мюнхене, которая служила штаб-квартирой Адольфу Гитлеру, на стене висел в рамке один портрет. Он изображал Генри Форда.

4. Конец карьеры Сиднея Рейли

Вскоре после приезда в Соединенные Штаты Рейли стал работать в тесном сотрудничестве с агентами фордовской антисемитской и антисоветской организации. При их содействии он составил "полный список тех, кто втайне работал в Америке на большевиков"5.

Стараниями Рейли была налажена связь между антисемитским и антидемократическим движением в Соединенных Штатах и филиалами "Международной антибольшевистской лиги" в Европе и Азии.

Таким образом уже весной 1925 г. был заложен фундамент для международной фашистской пропаганды и централизованного шпионажа под ширмой "антибольшевизма".

Между тем Рейли поддерживал тесный контакт со своими европейскими агентами. Он регулярно получал корреспонденцию из Ревеля, Хельсинки, Рима, Берлина и других центров антисоветских козней. Большая часть этой корреспонденции, адресованной в контору Рейли на Бродвее, была шифрована или написана симпатическими чернилами на обороте с виду безобидных деловых писем.

Информации содержали подробные отчеты о новых этапах антисоветского движения в Европе.

Провал Савинкова на время дезорганизовал большие участки движения. Зеленая гвардия распалась на отдельные шайки профессиональных погромщиков и бандитов. Интриги и взаимные подозрения способствовали деморализации других антисоветских группировок. По всем данным, с контрреволюционным переворотом надо было повременить.

"Сидней справедливо утверждал, что контрреволюция должна начаться в самой России, - пишет миссис Рейли. - А вся его работа извне вызовет не больше чем пассивное недоброжелательство иностранцев к советской власти. К нему не раз обращались от имени московских организаций, так же как к нему обращался в Лондоне Дребков, но он вел себя уклончиво".

В начале весны Рейли получил письмо со штемпелем "Ревель, Эстония", сильно взволновавшее его.

Письмо, написанное условным кодом, было от старого приятеля Рейли капитана Э., служившего вместе с ним в Интеллидженс сервис во время мировой войны, а теперь прикомандированного к английскому консульству в одной из прибалтийских стран. Письмо, датированное 24 января 1925 г., начиналось:

Дорогой Сидней

К вам в Париже должны явиться от меня два лица, муж и жена по фамилии Красноштановы. Они скажут, что привезли известие из Калифорнии, и вручат вам записку со строфой из Омара Хайяма, которую вы наверно помните. Если их дело заинтересует вас, попросите их остаться. Если оно вам неинтересно, скажите: "Благодарю вас, будьте здоровы".

На условном языке капитана Э. и Рейли под "Красноштановыми" подразумевались антисоветский агент Шульц и его жена. "Калифорния" означала Советский Союз, строфа из Омара Хайяма означала срочное сообщение, написанное секретным кодом. Капитан Э. писал далее:

Теперь о их деле. Они являются представителями предприятия, которое, по всей вероятности, будет иметь большое влияние на европейский и американский рынок. Они полагают, что это предприятие достигнет полного расцвета не ранее чем через два года, но некоторые благоприятные обстоятельства могут дать ему ход в ближайшем будущем. Дело это большого размаха и такого рода, что лучше о нем не распространяться...

Капитан Э. упомянул о том, что "группа немцев" выражает большое желание участвовать в "сделке", а "группа французов" и "группа англичан" привлечены к активной работе.

Возвращаясь к "предприятию", которое, как он указал, производит операции в России, капитан Э. писал:

Они отказываются в настоящий момент назвать кому бы то ни было имя лица, заправляющего всем предприятием. Могу лишь сообщить, что в числе главных действующих лиц имеются участники оппозиционных групп. Отсюда вам понятна необходимость строгой тайны... Я рекомендую вам этот проект, полагая, что он может заменить тот грандиозный план, над которым мы столько трудились и который так катастрофически провалился.

Сидней Рейли с женой выехали из Нью-Йорка 6 августа 1925 г. В следующем месяце они прибыли в Париж, и Рейли поспешил войти в контакт с Шульцами, о которых ему писал капитан Э. Они обрисовали ему внутреннее положение России. После смерти Ленина оппозиционное движение, связанное с Троцким, сорганизовалось в обширный подпольный аппарат, который подготовляет свержение сталинского режима.

Рейли сразу же понял, какое важное значение имеет эта новая ситуация. Он пожелал возможно скорее вступить в личное общение с главарями антисталинской группы в России. Произошел обмен посланиями через тайных агентов. В результате было решено, что Рейли встретится на советской границе с одним из главных представителей оппозиционного движения. Рейли выехал в Хельсинки на свидание с начальником штаба финской армии, своим близким другом и членом антибольшевистской лиги, который должен был организовать его переход через советскую границу.

Вскоре после этого Рейли писал жене, оставшейся в Париже: "В России происходит нечто совершенно новое, значительное и достойное внимания".

Неделю спустя, 25 сентября 1925 г., Рейли отправил жене из Выборга (Финляндия) следующие, наспех написанные строки:

Мне непременно нужно съездить на три дня в Петроград и Москву. Я выезжаю сегодня вечером и вернусь во вторник утром. Я хочу, чтобы ты знала, что я не предпринял бы этого путешествия без крайней необходимости и без уверенности в полной отсутствии риска, сопряженного с ним. Пишу это письмо лишь на тот мало вероятный случай, если бы меня постигла неудача. Даже если это случится, прошу тебя не предпринимать никаких шагов, они ни к чему бы не привели, а только всполошили бы большевиков и способствовали бы выяснению моей личности. Меня могут арестовать в России лишь случайно, по самому ничтожному, пустяковому поводу, а мои новые друзья достаточно влиятельны, чтобы добиться моего освобождения.

Это было последнее письмо, написанное капитаном Сиднеем Рейли, сотрудником английской Интеллидженс сервис.

Прошло несколько недель, а миссис Рейли все не получала вестей от своего супруга. Тогда она отыскала в Париже Марию Шульц, сообщницу Рейли. Миссис Рейли впоследствии описала весь разговор в своих воспоминаниях:

- Когда ваш муж приехал сюда, - сообщила Мария Шульц, - я изложила ему положение дел в нашей организации. На нашей стороне ряд видных большевистских деятелей, которые заинтересованы в ликвидации существующего строя, но притом без всякого риска для себя.

Капитан Рейли, продолжала миссис Шульц, сперва был настроен скептически. Он говорил, что иностранная помощь в новой попытке свержения советской власти имела бы смысл лишь в том случае, если бы группа заговорщиков внутри страны обладала реальной силой.

- Я заверила его, - сказала Мария Шульц, - что наша организация в России достаточно мощна, влиятельна и крепко сколочена.

Далее Шульц рассказала, как была устроена в Выборге, в Финляндии, встреча Рейли с представителями организации русских заговорщиков... "Они произвели на капитана Рейли очень внушительное впечатление, - рассказывала Мария Шульц, - в особенности их глава, один из виднейших большевистских деятелей, который занимает высокий пост и является яростным противником существующего строя".

На следующий день Рейли и русские заговорщики направились к границе в сопровождении специально отряженного финского патруля. "Я лично, - продолжала миссис Шульц, - сопровождала их до границы, чтобы пожелать им счастливого пути". До темноты они просидели в финском пакгаузе на берегу реки. "Мы долго ждали, пока финны прислушивались, нет ли поблизости красного патруля, но все было тихо. Наконец, один из финнов осторожно спустился с берега и частью переплыл, частью перешел реку вброд. Ваш муж последовал за ним..."

Больше Мария Шульц не видела капитана Рейли.

Окончив свой рассказ, она протянула миссис Рейли вырезку из русской газеты "Известия", где сообщалось:

В ночь с 28 на 29 сентября четыре контрабандиста пытались перейти финскую границу. В результате двое было убито. Третий, оказавшийся финским солдатом, арестован, а четвертый умер в результате тяжелого ранения...

Позднее удалось узнать следующие подробности. Рейли благополучно перешел советскую границу и имел беседу с некоторыми членами русской антисталинской оппозиции. На обратном пути, почти у самой финской границы, он и его охрана внезапно натолкнулись на советскую пограничную охрану. Рейли и его провожатые пытались бежать. Погранохрана открыла огонь. Пулей в голову Рейли был убит наповал.

Лишь несколько дней спустя советские власти выяснили личность убитого "контрабандиста". После этого они официально сообщили о смерти капитана Сиднея Джорджа Рейли, сотрудника английской Интеллидженс сервис.

Лондонская "Таймс" почтила его память некрологом в две строки: "Сидней Джордж Рейли убит 28 сентября войсками ГПУ у деревни Аллекюль в России".

Примечания

1. Сидней Рейли не мог приписать исключительно себе лавры этой победы. В Соединенных Штатах имелось достаточно людей, которые так же рьяно боролись против займа России. Среди них надо назвать Герберта Гувера, в то время министра торговли, заядлого врага Советской России. "Вопрос о торговле с Россией, - заявил Гувер М.Литвинову 31 марта 1921 г., - в большей мере вопрос политический, нежели экономический, пока Россией правят большевики". (Примеч. авторов)

2. "Я был одним из крупнейших судебных следователей в России, - сообщил Бразуль журналисту, который интервьюировал его после приезда его в Соединенные Штаты. - Я был откомандирован правительством за границу для изучения следственного дела. Я изучал его в Швейцарии, Германии, Франции и Англии, став, таким образом, экспертом по раскрытию уголовных преступлений". Американский журналист спросил Бразуля, верит ли он в ритуальные убийства, совершаемые евреями. - Разумеется, верю, - ответил Бразуль.

Позднее американский журналист описал свои ощущения во время интервью: "Я содрогался, сидя лицом к лицу с этим русским черносотенцем и слушая, как он в двадцатом веке спокойно повествует о средневековом варварстве царских приспешников". (Примеч. авторов)

3. Так называемые "документы Сиссона", якобы доказывавшие, что Ленин и другие советские вожди состояли на жалованьи у германского верховного командования, были напечатаны и распространялись в Соединенных Штатах государственным департаментом. Первоначально русские белогвардейцы хотели продать эти документы английской разведывательной службе, которая их отвергла как грубую фальшивку. Эдгар Сиссон, один из чиновников государственного департамента, приобрел эти документы и привез в Вашингтон. Впоследствии их подложность была установлена с полной достоверностью. (Примеч. авторов)

4. Подробности о последующей и текущей деятельности Бразуля в Соединенных Штатах см. стр.391-392. (Примеч. авторов)

5. Этот список, включавший имена всех видных американцев, благожелательно высказывавшихся о Советской России, сослужил в дальнейшем большую службу американским фашистам и нацистским агентам. Антисемитская пропагандистка Элизабет Диллинг впоследствии основательно попользовалась им и ему подобными списками при сочинении своей пресловутой "Красной паутины". Георг Сильвестр Фирек, полковник Эмерсон, Оскар Пфаус и другие нацистские шпионы и агенты "пятой колонны" в Соединенных Штатах широко использовали этот документ в своей пропагандистской деятельности. (Примеч. авторов)

Глава IX. Необыкновенная судьба одного террориста

Глава XI. Прелюдия с барабанным боем

К оглавлению книги

На главную страницу

На главную страницу сайта