На главную страницу На главную страницу
Спецтехника КНР. Продажа лучших марок фронтальных погрузчиков из Китая.
Предлагаем евроремонт квартир недорого.

Глава XXIV

ПРОЦЕСС ШЕСТНАДЦАТИ

В последние месяцы второй мировой войны стержневой темой антисоветской пропаганды и агитации в Англии и Соединенных Штатах сделался польский вопрос. Когда Красная армия перешла польскую границу и двинулась на запад, освобождая все новые и новые районы Польши от нацистских захватчиков, английские консерваторы и американские изоляционисты завопили о том, что Советский Союз ставит под угрозу "свободу Польши". В Соединенных Штатах пресса Херста и Паттерсона - Маккормика изо дня в день призывала к действиям, направленным против Советов во имя спасения Польши от "большевизма". На трибуну конгресса США и английского парламента то и дело поднимались ораторы, разоблачавшие "цели красного империализма в Польше" и обвинявшие Советский Союз в измене принципам Объединенных наций. Большая часть этой антисоветской пропаганды основывалась на материалах, официально публикуемых польским эмигрантским правительством в Лондоне и его представителями в Вашингтоне. Лондонское польское эмигрантское правительство состояло из представителей польской военщины, земельной аристократии Польши, группы польских фашистов и нескольких социалистов и руководителей крестьянского движения, нашедших пристанище в Лондоне после падения Польши в 1939 г.1

Фактически в то время существовало два польских правительства. Кроме эмигрантского правительства в Лондоне, в самой Польше сформировалось временное правительство, так называемое варшавское правительство. Варшавское правительство, созданное на основе коалиции польских антифашистских партий, отменило фашистскую конституцию Пилсудского, которой продолжали придерживаться лондонские поляки. Варшавское правительство стояло за кардинальные экономические и политические реформы внутри самой Польши, за упразднение помещичьих землевладений и за тесные дружественные отношения с Советским Союзом.

На Ялтинской конференции в феврале 1945 г. Рузвельт, Черчилль и Сталин подробно обсудили вопрос о будущих судьбах Польши и согласились на том, что варшавское правительство должно быть "реорганизовано на более широкой демократической базе со включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы" и что оно затем будет признано законным временным правительством страны.

Польские эмигранты в Лондоне и их американские и английские друзья встретили ялтинское решение в штыки. Они кричали, что союзники "предали Польшу". Начались дипломатические интриги с целью помешать выполнению постановлений, принятых в Ялте.

Антисоветская агитация и вся атмосфера интриг вокруг польского вопроса достигли наивысшего напряжения в мае 1945 г., когда советское правительство объявило об аресте шестнадцати агентов лондонского польского правительства по обвинению в заговоре против Советского Союза. Эта акция советского правительства, заявили польские эмигранты в Лондоне, является лучшим доказательством московского плана задушить "польскую демократию" и навязать польскому народу "красную диктатуру".

Самой крупной фигурой среди шестнадцати арестованных советским правительством поляков был генерал Леопольд Бронислав Окулицкий, бывший начальник штаба польской эмигрантской армии. Эта армия играла основную роль в антисоветской кампании, проводившейся польскими эмигрантами...

Армия, о которой идет речь, была первоначально, в 1941 г., сформирована на советской земле по договоренности между советскими и польскими властями для того, чтобы вместе с Красной армией бороться против немцев. Ее возглавлял генерал Владислав Андерс, бывший участник "полковничьей клики". которая фактически правила Польшей во времена диктатуры Пилсудского. Для обучения и снаряжения этой армии и подготовки ее к войне с Германией советское правительство предоставило Польше беспроцентный заем в 300 млн. рублей и создало армии все условия для проведения рекрутского набора и лагерных учений. Несмотря на это, генерал Андерс, генерал Окулицкий и другие представители польской военщины втайне относились недоброжелательно к военному союзу с Красной армией. Они были уверены, что Советская Россия обречена на быстрый разгром немецкими войсками, и действовали, исходя из этого.

Из донесения подполковника Берлинга, впоследствии главы вооруженных сил варшавского правительства, выяснилось, что в 1941 г., вскоре после того как были сформированы первые польские части на советской территории, генерал Андерс созвал своих офицеров на совещание и заявил им следующее:

Как только Красная армия спасует под натиском немцев, что произойдет через несколько месяцев, мы сможем через Каспийское море прорваться к Ирану. Поскольку мы будем единственной вооруженной силой на этой территории, мы вольны будем делать все, что нам вздумается.

Когда, вопреки ожиданиям генерала Андерса, Красная армия не спасовала перед нацистским блицкригом, польский командир сказал своим офицерам, что им незачем беспокоиться относительно выполнения условий польско-советского военного соглашения, предусматривающего совместные военные действия против Германии. "Торопиться некуда", - сказал Андерс генералу Борута-Спеховичу, командиру польской 5-й пехотной дивизии.

По словам подполковника Берлинга, Андерс и его офицеры "делали все для того, чтобы затянуть период обучения и вооружения своих дивизий", так чтобы им не пришлось выступить против Германии. Польский начальник штаба генерал Окулицкий активно саботировал снаряжение польских войск. По свидетельству Берлинга,

Окулицкий саботировал организацию на Каспийском море базы для приема английского оружия и продовольствия из Ирана. Советское правительство построило на каспийском побережье специальную железнодорожную ветку и складские помещения, но командование генерала Андерса позаботилось о том, чтобы ни одна винтовка, ни один танк и ни один мешок с продовольствием не попали на эти склады.

Реакционная клика во главе с Андерсом и Окулицким терроризировала тех польских офицеров и солдат, которые желали принять помощь советского правительства и с оружием в руках идти на захватчиков своей родины. Составлялись списки "друзей Советов", считавшихся "изменниками Польше". В специальный указатель под названием "картотека Б" заносились имена и характеристики всех, кто считался "сочувствующим Советам", Антисемитизм фашистского толка поощрялся польским командованием. По словам Берлинга, в армии Андерса "открыто велись разговоры о необходимости свести счеты с евреями, и нередки были случаи избиения евреев". Так называемая "Двойка", отдел разведки армии Андерса, начала собирать сведения о советских военных заводах, совхозах, железных дорогах, полевых складах и о расположении войск Красной армии.

Наступила весна 1942 г., а польская армия в России все еще не принимала участия ни в одном сражении с врагом. Зато ее офицерам и солдатам, не теряя времени, усиленно внушали антисоветскую и антисемитскую идеологию генералов. В конце концов польское командование выразило желание, чтобы армия была эвакуирована в Иран, под покровительство англичан. В августе 1942 г. 75491 польский офицер и солдат и 37756 членов их семей покинули советскую территорию, не сделав ни одного выстрела в защиту родной страны.

13 марта 1944 г. австралийский журналист Джеймс Олдридж в обход цензуры прислал в "Нью-Йорк таймс" корреспонденцию, касавшуюся фашистских методов руководителей польской эмигрантской армии в Иране. Олдридж сообщал, что он более года пытался обнародовать факты о поведении польских эмигрантов, но союзная цензура не давала ему это сделать. Один из цензоров сказал Олдриджу: "Я знаю, что все это верно, но что же я могу сделать? Ведь мы признали польское правительство".

Вот несколько фактов из тех, которые приводил Олдридж:

В польском лагере существовало деление на касты. Чем ниже было занимаемое человеком положение, тем хуже условия, в которых ему приходилось жить. Евреи были выделены в особое гетто. Управление лагерем осуществлялось на тоталитарных началах... Реакционные группы вели непрестанную кампанию против Советской России... Когда предстояло вывезти в Палестину свыше трехсот еврейских детей, польская верхушка, среди которой процветал антисемитизм, оказала давление на иранские власти, чтобы еврейским детям было отказано в транзите...

Я слышал от многих американцев, что они охотно рассказали бы всю правду о поляках, но что это ни к чему не поведет, так как у поляков сильная "рука" в вашингтонских кулуарах...

Из Ирана польские эмигранты перебрались в Италию и там, под руководством английского верховного командования и при покровительстве Ватикана, сформировали главный штаб польской эмигрантской армии. Генералы Андерс, Окулицкий и другие уже не скрывали своих замыслов - сделать польскую эмигрантскую армию ядром новой белой армии для будущего нападения на Советский Союз.

Весною 1944 г., с приближением Красной армии к границам Польши, лондонские поляки усилили свою антисоветскую кампанию. "Непременным условием нашей победы и самого нашего существования является, если не полное поражение, то хотя бы ослабление России", - писала "Панство польске", одна из подпольных газеток, распространявшихся в Польше агентами эмигрантского правительства. В секретных инструкциях своим агентам лондонские поляки писали: "Любой ценой необходимо поддерживать добрые отношения со всеми немецкими гражданскими властями".

Польское эмигрантское правительство готовилось к вооруженному выступлению против Советского Союза. Фактически осуществить это выступление должна была Армия крайова, или АК, подпольная военная организация в самой Польше, созданная и контролируемая лондонскими эмигрантами. Во главе Армии крайовой стоял генерал Бур-Комаровский.

В начале марта 1944 г. генерал Окулицкий был вызван в штаб генерала Соснковского, военного представителя лондонского польского правительства. Впоследствии генерал Окулицкий так описывал состоявшееся там секретное совещание:

...Когда я перед вылетом в Польшу был на приеме у генерала Соснковского, он сказал, что в недалеком будущем следует ожидать наступления Красной армии, которое приведет к разгрому немцев в Польше. В этом случае, говорил Соснковский, Красная армия оккупирует Польшу и не допустит существования на территории Польши Армии крановой как военной организации, подчиненной лондонскому польскому правительству.

Соснковский предложил, после того как Красная армия прогонит нацистов из Польши, фиктивно распустить Армию крайову и одновременно создать засекреченный "запасной штаб" для подрывной работы в тылу Красной армии.

Соснковский сказал, что этот запасной штаб будет руководить борьбой Армии крайовой против Красной армии,

Соснковский просил передать эти инструкции командиру Армии крайовой в Польше генералу Бур-Комаровскому.

Вскоре после этого генерал Окулицкий был тайно переброшен на самолете в оккупированную немцами Польшу, где он, не теряя времени, снесся с генералом Бур-Комаровским и передал ему инструкции Соснковского. Бур-Комаровский сказал генералу Окулицкому, что он создаст специальный аппарат для выполнения следующих задач:

1. Сохранять оружие для нелегальной работы и подготовки восстания против СССР.

2. Создавать вооруженные боевые отряды в количестве не более шестидесяти человек в каждом.

3. Создавать террористические, т.н. "ликвидационные", группы для убийства противников Армии крайовой и представителей советского военного командования.

4. Подготовлять кадры диверсантов для подрывной работы в тылу советских войск.

5 Заниматься военной разведкой и контрразведывательной работой в тылу Красной армии.

6. Сохранять имеющиеся у АК радиостанции и поддерживать радиосвязь с главным командованием АК в Лондоне.

7. Проводить печатную и устную пропаганду против СССР.

Осенью 1944 г. Красная армия достигла берегов Вислы и остановилась перед Варшавой, чтобы произвести перегруппировку войск и пополнить запасы довольствия после длительного летнего наступления. План советского верховного командования состоял в том, чтобы не штурмовать польскую столицу в лоб, но взять ее методом внезапного окружения, пощадив таким образом город и жителей. Но генерал Бур-Комаровский, действуя, без ведома советского командования, по приказу из Лондона, спровоцировал восстание польских патриотов в самой Варшаве, объявив, что Красная армия собирается приступом брать город. Красная армия не была в этот момент подготовлена к переходу Вислы, и немецкое верховное командование получило возможность систематически обстреливать и бомбить с воздуха все районы города, занятые польскими повстанцами. Вот как генерал Окулицкий описывает роль генерала Бур-Комаровского в последовавшей под конец капитуляции польских сил в Варшаве.

В конце сентября 1944 г. командир Армии крайовой генерал Бур-Комаровский вел переговоры о капитуляции с командующим германскими войсками в Варшаве обергруппенфюрером СС фон ден Бахом. Для ведения переговоров Бур-Комаровский выделил в качестве представителя от главного штаба Армии крайовой заместителя начальника второго (разведывательного) отдела штаба полковника Богуславского. Докладывая в моем присутствии Бур-Комаровскому о предложенных немцами условиях капитуляции, Богуславский сказал, что фон ден Бах считает необходимым для поляков прекратить вооруженную борьбу с немцами, так как общим врагом Польши и Германии является Советский Союз. При встрече с Бур-Комаровским в день капитуляции я сказал ему, что, возможно, фон ден Бах прав, и Бур-Комаровский со мной согласился.

Всю осень и зиму 1944 г. и весенние месяцы 1945 г., в то время как Красная армия разворачивала свое грандиозное наступление, стремясь к окончательному разгрому немецкой военной машины на Восточном фронте, Армия крайова, под руководством генерала Окулицкого, усиленно занималась террористическими актами, диверсиями, шпионажем и вооруженными налетами в тылу советских войск.

"Мероприятия советского военного командования в зоне военных действии саботировались, - заявил впоследствии Станислав Ясюкович, министр подпольного правительства в Польше и один из сподвижников Окулицкого. - Наша печать и радио вели клеветническую пропаганду. Польский народ натравливали на русских".

Отряды АК Окулицкого пускали под откос эшелоны с войсками Красной армии, уничтожали советские продовольственные склады, минировали дороги перед прохождением русских частей и всячески разрушали советские средства транспорта и связи. Приказ, изданный одним из помощников Окулицкого 17 сентября 1944 г., гласил:

Операция должны быть всеобъемлющими - взрывы воинских эшелонов, автомашин, железнодорожного полотна, разрушение мостов, ликвидация складов и сельсоветов. Выполнение конспиративное.

Командир одного отряда Армии крайовой, по фамилии Лубиковский, руководивший специальной тайной школой шпионов и диверсантов, говорил впоследствии по поводу заданий, выполнявшихся его агентами:

Я получил письменный отчет от Рагнера о выполнении моего приказа... Он сообщал, что им было совершено двенадцать диверсий: два поезда пущено под откос, взорвано два моста и повреждено железнодорожное полотно в восьми местах.

Специально обученные террористические группы АК подстерегали и убивали красноармейцев и деятелей варшавского правительства. По неполным данным, опубликованным позднее советскими военными властями, террористы из АК за восемь месяцев убили 594 офицера и бойца Красной армии и ранили еще 294...

В то же время, действуя согласно инструкциям, полученным по радио из Лондона от польского командования, агенты генерала Окулицкого энергично развивали шпионскую деятельность в советском тылу. Приводим выдержки из директивы лондонского польского правительства за №7201-1-777 от 11 ноября 1944 г., адресованной генералу Окулицкому:

Так как знание военных намерений и возможностей... Советов на востоке имеет основное значение для предвидения и планирования дальнейшего развития событий а Польше, вы должны... передавать разведывательные донесения согласно указаний разведывательного отдела штаба.

Дальше в директиве запрашивались детальные сведения о советских воинских частях, транспортах, укреплениях, аэродромах, вооружении, данные о военной промышленности и т.д.

Разветвленная сеть нелегальных радиостанций, работающих в советском тылу, систематически передавала лондонским полякам шифрованные информации. Вот типичный образец такой радиограммы за №621-2, посланной из Кракова лондонскому главному командованию, перехваченной и расшифрованной советской военной разведкой:

Во второй половине марта в западном направлении проходило в среднем 20 эшелонов в день с войсками и амуницией (артиллерия, американские танки и пехота, в том числе одна треть - женщины)... В Кракове расклеено распоряжение о срочном призыве в армию 1895-1925 гг. рождения. В Кракове состоялся, при участии генерала Жимерского, выпуск 800 офицеров, привезенных с востока...

22 марта 1945 г. генерал Окулицкий выразил заветные чаяния своих лондонских начальников в секретной директиве полковнику "Славбору", командующему западным округом Армии крайовой. Чрезвычайная директива Окулицкого гласила:

В случае победы СССР над Германией это будет угрожать не только интересам Англии в Европе, но и вся Европа будет в страхе... Считаясь со своими интересами в Европе, англичане должны будут приступить к мобилизации сил Европы против СССР. Ясно, что мы станем в первых рядах этого европейского антисоветского блока; и также нельзя представить этот блок без участия в нем Германии, которая будет контролироваться англичанами.

Эти планы и надежды польских эмигрантов оказались недолговечными. В начале 1945 г. советская военная разведка стала арестовывать польских заговорщиков, действовавших в советском тылу. К лету 1945 г. главные зачинщики заговора были уже в руках Советов. Шестнадцать из них, включая генерала Окулицкого, предстали перед Военной Коллегией Верховного Суда СССР.

Процесс начался 18 июня в Доме Союзов в Москве и продолжался три дня. На суде было с точностью установлено, что польские эмигранты и их подпольная организация, движимые ненавистью к Советской России, оказывали существенную помощь нацистским захватчикам своей родины.

Во время суда между советским прокурором генерал-майором Афанасьевым и главным руководителем польского антисоветского подполья генералом Окулицким, низкорослым человеком, с поджатыми тонкими губами, произошел следующий разговор:

Афанасьев: Ваша деятельность мешала военным действиям Красной армии против немцев?

Окулицкий: Мешала.

Афанасьев: Кому эта деятельность помогала?

Окулицкий: Конечно, немцам.

Генерал-майор заявил суду, что не намерен требовать смертного приговора никому из обвиняемых, потому что они являлись только "марионетками" польского эмигрантского правительства в Лондоне и потому что "мы сейчас переживаем радостные дни великих побед, и эти люди не представляют уже опасности".

Советский прокурор добавил:

Данный судебный процесс подводит итог преступной деятельности представителей польской реакции, боровшейся в течение многих лет против Советского Союза. Их политика привела к оккупации Польши немцами. Красная армия боролась за свободу и независимость, против варварства...

Советский Союз, при содействии союзников, сыграл решающую роль в поражении Германии. Но Окулицкий и другие хотели вонзить Красной армии нож в спину... "Санитарный кордон" вокруг России они предпочитали дружбе с ней...

21 июня Военная Коллегия Верховного Суда объявила свой приговор. Трое из обвиняемых были оправданы. Генерал Окулицкий и одиннадцать его сообщников были признаны виновными и приговорены к тюремному заключению на разные сроки, от десяти лет до четырех месяцев2.

После процесса Соединенные Штаты и Англия отказались признавать в дальнейшем лондонское эмигрантское польское правительство3. Варшавское правительство, реорганизованное в соответствии с решениями Ялтинской конференции, получило официальное признание в качестве временного правительства Польши.

Примечания

1. Польское эмигрантское правительство в Лондоне считало себя законным наследником режима Пилсудского, политика которого основывалась на враждебности к Советскому Союзу. Как писал Рэймонд Лесли Бюелл в своей книге Польша - ключ к Европе", "Пилсудский исходил из того, что Польше нужна обширная территория. По причинам исторического характера было легче получить эту территорию за счет России, чем за счет Германии". Довоенная польская дипломатия, которой руководил бывший офицер контрразведки полковник Бек, была направлена не против нацистской Германии, а против Советской России. Польская армия с ее преобладанием кавалерии, какого нет ни в одной армии мира, строилась в расчете на операции в украинских степях. Польская промышленность была сосредоточена на немецкой границе, польские военные укрепления - на советской. С самого своего основания польское государство, управлявшееся милитаристами и помещиками, служило краеугольным камнем антисоветского "санитарного кордона" и сборным пунктом для международных агентов, замышлявших ниспровержение советской власти.

Борис Савинков после своего бегства из России обосновался в Польше, и при непосредственной помощи Пилсудского сформировал там белогвардейскую армию численностью в 30 тыс. человек для военных действий против Советской России. В конце двадцатых годов заговорщики из Торгпрома пришли к соглашению с польским верховным командованием относительно того, что Польша будет одной из основных баз новой военной интервенции, которую они готовили против Советского Союза. Польская разведка установила самый тесный контакт со всеми антисоветскими силами, в том числе и с троцкистско-бухаринской подпольной организацией. Мюнхенское соглашение 1938 г. обнажило антисоветские устремления правителей Польши. Когда нацисты предъявили ультиматум Чехословакии и чехи приготовились сопротивляться, польское правительство отмобилизовало свою армию и сосредоточило ее на границе, чтобы отрезать Советскому Союзу путь к оказанию какой бы то ни было вооруженной помощи чехам. За это Гитлер позволил полякам при расчленении Чехословакии отхватить у чехов часть Тешинской области. В 1939 г., накануне нападения нацистов на Польщу, польская военщина все еще отказывалась пересмотреть свою пагубную антисоветскую позицию; она отклонила предложение о заключении военного соглашения с СССР и не захотела пропустить Красную армию через свою территорию для встречи с "вермахтом". Эта политика оказалась гибельной для самой Польши: почти немедленно после нацистского вторжения польское правительство бежало за границу, прихватив с собою государственный золотой фонд. Представители польского эмигрантского правительства продолжали, сперва во Франции, а затем в Англии, антисоветские интриги, которые привели их родину к гибели. В этих интригах им оказывали помощь влиятельные элементы в международных экономических, политических и клерикальных кругах, видевшие в возможной победе Советской России над нацистской Германией угрозу собственным интересам. (Примеч. авторов)

2. Суд над шестнадцатым обвиняемым, упомянутым а обвинительном заключении, Антоном Пайдаком, был отложен ввиду его болезни. Когда эти шестнадцать поляков были арестованы советскими властями, государственный секретарь США Эдвард Р.Стеттиниус и английский министр иностранных дел Антони Иден заявили энергичный протест, утверждая, что арестованные являются выдающимися польскими "демократическими лидерами".

После суда Стеттиниус и Иден предпочли скромно хранить молчание. (Примеч. авторов)

3. Советское правительство еще за два года до того, 25 апреля 1943 г., разорвало дипломатические отношения с польским эмигрантским правительством ввиду антисоветской заговорщической деятельности лондонских поляков.

Эмигрантское польское правительство с самого момента своего образования получало поддержку и финансовую помощь главным образом от англичан. После признания варшавского правительства предполагалось, что кое-кому из польских эмигрантов предложат принять британское подданство и, может быть, предоставят службу в британской колониальной полиции. Узнав о решении союзников признать варшавское правительство, генерал Андерс и его сотоварищи публично заявили о том, что польские эмигрантские войска, состоящие под их командованием, никогда не согласятся с решением союзников, что они сохранят верность лондонскому "правительству" и вернутся на родину только "с оружием в руках". Впрочем, к осени 1945 г. солдаты эмигрантской армии сотнями стали отходить от своих реакционных главарей и по приглашению варшавского правительства возвращаться в Польшу для участия в ее восстановлении. (Примеч. авторов)

Глава XXIII. Американский антикоминтерн

Глава XXV. Объединенные нации

К оглавлению книги

На главную страницу

На главную страницу сайта